Планета имен и фамилий

   .


Словарь личных имен русских
Верного–Алма-Аты–Алматы

О «Словаре личных имен русских Алматы»



Копирование на другие веб-ресурсы недопустимо:
Page copy protected against web site content infringement by Copyscape
Copyright © А. Назаров
Ссылка на страницу:


Праздники сегодня
Социологический опрос о выборе имен
Форум сайта
Пользовательского поиска
 


НАВИГАЦИЯ:





О «Словаре личных имен русских Алматы»



В 1989 г. В.Э. Сталтмане писала, что создание полного словаря русских личных имен, который учитывал бы все известные их варианты как по данным письменных памятников, так и по данным русских народных говоров является делом неблизкого будущего [Сталтмане В.Э. Ономастическая лексикография. – М., 1989. – C. 70]. За прошедшие 20 лет русская антропонимическая наука приблизилась к решению этой важной задачи. В различных регионах были проведены исследования системы русских личных имен как прошлого, так и настоящего, в результате которых происходило накопление фактологической базы для будущего словаря.

В частности, немалый интерес представляют проекты, реализуемые или уже реализованные исследователями из Астрахани и Петрозаводска, Екатеринбурга. Так, Э.В. Копылова предпринимала усилия по созданию «Словаря антропонимов Астраханской области», который бы охватывал временной период с конца XIX в. по конец XX в. И.А. Кюршунова выпустила словарь некалендарных личных имен, прозвищ и фамильных прозваний северо-западной Руси XV–XVII вв. А.Г. Мосин подготовил и издал в 2001 г. «Уральский исторический ономастикон». Еще до выхода в свет книги В.Э. Сталтмане огромная база данных по русскому именнику была создана Л.М. Щетининым из Ростова-на-Дону, В.Д. Бондалетовым из Пензы. Активно изучался русский именник и в бывших советских и автономных республиках Советского Союза. Так, Л. П. Зайчикова посвятила монографическое исследование русскому именнику Одессы, Д. А. Жмурко – русскому именнику Измаильщины. М.В. Карпенко в 1980-е гг. разрабатывал антропонимический словарь русских сел Одесской области. Т.А. Заказчикова в 1970-е гг. исследовала мужские и женские имена русских в г. Андижане. Н.П. Скрябина рассмотрела на материале русских деловых документов Якутии становление локальной антропонимической системы. Известны и другие интересные исследования русских локальных систем личных имен. Обширные данные по древнерусской антропонимии содержится в картотеке «Словаря древнерусского языка XI–XIV вв.», а также в монографии А.А. Зализняка «Древненовгородский диалект».

В принципе уже сейчас можно начинать систематизацию накопленного материала в виде рабочей картотеки полного словаря русских личных имен. Дело осталось «за малым» – создание рабочей группы. Вопрос в том, какое научное учреждение возьмется за решение задачи по составлению полного словаря русских личных имен.

И все же исследований региональных русских именников все еще недостаточно, т.к. они охватили пока что меньшую часть русского народа, меньшую территорию его проживания. Необходимо продолжить работу в изучении русских локальных именников. В контексте сказанного актуальным представляются и усилия, предпринимаемые автором этой статьи по созданию словаря личных имен русских Алматы. Фактический материал для него собирался в архивах ЗАГС г. Алматы и Алматинской области и в государственных архивах Республики Казахстан – в республиканском и в архиве города Алматы. Наиболее трудоемкая часть работы – сбор фактического материала – осуществлялся в два этапа. В 1993 (предварительный) г. и в 1997–1999 (основной) гг. В настоящее время ведется работа по обработке новейших данных о выборе имен в русских семьях Алматы в 2005 и 2006 гг.

Источниками фактического материала являются, во-первых, метрические книги о рождении православных церквей Верного (дореволюционное название Алматы) и церквей двух казачьих станиц, вплотную подходивших к черте города – Большой Алматинской и Малой Алматинской. Следующий круг источников – актовые записи о рождении детей советского и постсоветского периодов истории города. Нижней хронологической границей документальных источников является 1859 г., т.к. именно с этого года в архивах сохранились метрики. Верхней границей первоначально был 1996 г., как ближайший к основному этапу сбора материала. Очевидно, в словарь будут внесены дополнения по имянаречению в 1998, 2005 и 2006 гг., что расширит хронологические рамки материала, отражаемого словарем.

Сбор материала осуществлялся путем выписок имен крещаемых (для дореволюционного периода) и новорожденных (для периода после 1917 г.) и дополнительной информации о носителе имени и имядателях. При этом весь охватываемый период времени был разбит на несколько хронологических срезов одинаковой протяженности. Было решено оперировать пятилетними периодами. Единственное исключение – самый первый срез. Он охватывает семь лет. Сделано это было потому, что несколько книг по тому периоду утрачено, и для достижения репрезентативности выборки длина среза была увеличена. Все срезы, кроме первого, начинаются с года десятилетия, оканчивающегося на 2, и заканчиваются годом, заканчивающимся на 6, например: 1872–1876, 1882–1886 и т.д. Таким образом, шаг между срезами составляет пять лет. Чтобы увидеть основные тенденции имянаречения в динамике, достаточно было бы, по-видимому, ограничиться срезами в 2–3 года. Однако для составления словаря необходимо было собрать как можно более обширный материал. Поэтому было решено собирать данные по пятилетиям с шагом в пять лет. В пределах среза выборка была сплошной, т.е. выписывались имена всех детей, родители которых были отмечены как русские. Помимо этого выписывались редкие, необычные имена родителей новорожденных.

Идеалом была бы сплошная выборка всех лет, но автор проекта счел эту задачу для себя неподъемной. Точнее, было «пожертвовано» какой-то частью имен, которые могли фиксироваться только в необследованные годы, за счет расширения числа этносов, чьи имена параллельно выписывались. В их число вошли не только близкие по языку украинцы, белорусы, поляки, болгары, чехи, народы бывшей Югославии, но и казахи, уйгуры, турки, азербайджанцы, узбеки, таджики, татары, дунгане, курды, чеченцы, ингуши, армяне, евреи, немцы, корейцы, ассирийцы, латыши, литовцы, эстонцы, греки и некоторые др. Сделано это было не из праздного любопытства, а потому, что словарь имен русских Алматы изначально рассматривался как один из серии словарей личных имен народов Алматы. Каждый же из них мыслится как приближение к словарю личных имен народов Алматы. Между прочим, на сегодняшний день уже издана брошюра «Личные имена греков Алматы» (2003 г.) и подготовлена к изданию работа «Личные имена немцев Алматы», близка к завершению работа над справочником «Личные имена корейцев Алматы», есть идея о создании рабочей группы по подготовке на основе собранного мной материала словаря личных имен уйгуров Алматы – издания, которое, очевидно, явится первым опытом в мировой лексикографической практике составления словаря личных имен этого тюркоязычного народа.

Знание антропонимических систем других народов позволяет лучше понять источники проникновения в именник русских иноязычных имен. Например, нам встретилось имя Гаригин у мальчика 1973 года рождения. Родители записаны как русские. В фамилии, в именах и отчествах отца и матери также не обнаружено ничего «не русского». Однако наличие в наших материалах записи об армянке Карапетян Анжеле Герегиновне (род. в 1955 г.) подсказывает, что, очевидно, Гаригин – вариант армянского имени Герегин. Можно предположить, что у отца или матери мальчика армянские корни. Отсюда – и выбор одного из армянских имен.

Как уже отмечалось, выписывались также имена родителей, относящиеся к разряду редких или необычных. Это прежде всего заимствования нового времени, неологизмы советского периода с идеологической составляющей. Обращалось также внимание на употребление редких православных имен после 1917 г. (например, Митрофан, Евфросиния). Фиксировались также отчества родителей с необычными, редкими именами в основе. Далеко не все родители охваченных новорожденных – уроженцы Алматы или даже Казахстана. В актовых записях место рождения отцов и матерей не указывается. Однако есть данные о том, с какого года отец и мать проживают по указанному адресу. Если с того года, в который родился, то, возможно, это – уроженец Алматы. В противном случае это может быть уроженец другого города, села. Как бы то ни было, имена родителей, не отмеченные ни разу у уроженцев Алматы, маркируются звездочкой. Что касается имен, реконструируемых из отчеств отца или матери, то они в словаре будут маркированы включением в квадратные скобки. Вообще же совсем не очевидно, что носители этих имен когда-либо проживали в Алматы, как и то, что они вообще были русскими.

По дореволюционному периоду охвачены метрики всех верненских церквей и церквей двух ближайших станиц (они уже давно в черте города), по советскому и постсоветскому периоду – актовые записи всех районных ЗАГСов города и Дворца бракосочетаний (здесь также осуществляется регистрация новорожденных).

Собранный материал оказался обширным и потребовал немало сил и времени на его обработку. Первичная обработка сводилась к составлению таблиц с указанием имен и их абсолютных частот по каждому из рассмотренных годов того или иного среза, по каждой церкви или по каждому ЗАГСу. На втором этапе таблицы объединялись: составлялись для пятилетнего среза церкви или района. Третий этап – объединение данных по всем церквям или районам в пределах синхронного среза. Результаты этого этапа обработки имеют самостоятельное значение, т.к. сравнение состава имен и их частот на синхронных срезах позволяет увидеть динамику имянаречения за 150 лет. Чтобы составить корпус словаря имен необходимо объединить данные таблиц по каждому синхронному срезу

Основная часть работы по обработке собранного архивного материала произведена в 2004–2005 гг., после того как у автора проекта появился собственный компьютер. На сегодняшний день полностью подсчитаны данные по именам новорожденных мужского пола, и все данные сведены в общую таблицу. К ним добавлены редкие и необычные имена родителей, а также уникальные имена, реконструированные из отчеств родителей. В итоге был сформирован корпус той части словаря, в котором рассматриваются мужские личные имена. Это порядка 1160 разных форм личных имен. Для имен новорожденных женского пола осталось подсчитать данные за 1922–1926 гг. и свести материалы по всем синхронным срезам в одну таблицу. Объем выборки по детям мужского пола на сегодняшний день составляет 110 806 имянаречений, по детям женского пола – 105 007 (без учета данных за 1922–1926 гг.). Итого – 215 813 имянаречений. На мой взгляд, такого объема выборки, полученного на основе анализа архивных источников за 150 лет, вполне достаточно, чтобы сформировать корпус словаря личных имен, максимально приближенный к реальному составу имен, употреблявшихся в городе в среде русских за тот же самый промежуток времени. Какая-та «потеря» имен, несомненно, произошла, но она, на наш взгляд, не превышает 20%. Возможно, этот процент еще ниже, т.к. мы, как отмечалось, включили в корпус словаря редкие и необычные имена родителей новорожденных (кто-то из них мог родиться в Алматы как раз в те годы, по которым мы не вели сбор материала), а также уникальные имена из отчеств родителей. Кроме того, мы выписали из метрических записей 1927–1931 гг. все имена, не связанные с православной традицией, а также случаи наречения именами, которые в той ситуации воспринимались уже как архаика. Иными словами, «потери» по одному из самых интересных периодов в истории русской антропонимии – первые два десятилетия после Октябрьской революции, когда происходила «ломка» традиционного именника, являются фактически нулевыми, т.к. сплошному просмотру подвергнуты актовые записи 1922–1936 гг.

Одним из вопросов, по которому необходимо было определиться в процессе архивной работы, – определение этноса, к которому следует отнести каждый случай имянаречения. Относительно просто он решается для документов, начиная с 1930-х гг., т.к. в них указывается национальность родителей новорожденных. Правда, и здесь встречаются спорные случаи. Во-первых, иной раз сведения об отце записываются со слов матери. И даже если при этом отец ребенка указан матерью как русский, это может быть не совсем достоверно. При этом нередко вместо реальных сведений об отце приводятся имя, отчество и национальность дедушки ребенка (на это указывает совпадение отчества новорожденного с отчеством матери). В других случаях сведения об отце ограничиваются лишь указанием имени и национальности. Причем случается, что запись «русский» сопровождает запись явно нерусского, например, мусульманского имени. Если при этом у ребенка еще и имя нетипичное для русских, то можно смело полагать, что ребенок родился в национально-смешанной семье. Однако если факт отцовства не будет установлен, то ребенок впоследствии автоматически получит национальность матери, т.е. русский. Тем самым и его имя получит право «гражданства» в именнике русских. Поэтому мы не видим особых оснований не включать такие имена в наш словарь. Единственные исключения – ребенок мертворожденный или умерший до регистрации рождения. В этом случае его нерусское имя не войдет в состав именника русских. Поэтому имена таких детей мы не учитывали.

Учитывали мы и имена подкидышей, если они записаны русскими, т.к., если ребенка не усыновили/удочерили представители других национальностей, то он так и вырастет, ощущая себя русским.

В тех или иных случаях имя ребенка меняется в том же году или в следующие 1–2 года. Либо родители передумают и дадут другое имя, либо отказного (брошенного) ребенка усыновят/удочерят добрые люди (как правило, после этого имя меняется). Во всех подобных случаях каждое из двух имен мы рассматривали как результат самостоятельного имянаречения. Из этого следует, что объем указанной выше выборки несколько больше реально стоящих за ними новорожденных. Иначе и не может быть, т.к. в задачу антропонимиста входит исследование не процессов рождаемости, а процессов имянаречения.

Несколько иначе стоит вопрос с национальной принадлежностью для 1920-х гг. и для дореволюционного периода. В 1920-е гг. национальность родителей в актовых записях о рождении не указывалась. Однако подавляющее большинство детей в используемых нами материалах по 1922–1926 гг. родились в семьях с привычными русскими именами и с фамилиями, узнаваемые как русские. Поэтому de jure мы относим их к русским. Те же случаи, в которых на выбор нетипичного для русских имени могла повлиять нерусская национальность отца или матери, специально оговариваются в словаре. В дореволюционных метриках указывалась религиозная принадлежность и нередко губерния, уезд, волость, село, откуда прибыл переселенец. Так как почти во всех случаях нарекали именами из традиционных для русских святцев, мы используем данные дореволюционных источников в полном объеме. Даже если речь идет о крещении иудеев, мусульман, буддистов. Ведь при этом обязательно присваивалось православное имя, выбираемое священником, а это был обычно великоросс, т.е. носитель традиционной русской системы личных имен. Исходя из тех же соображений, мы учитывали и случаи присвоения новых имен людям, присоединяемым к православию (католики, протестанты). Имена, носимые ими до крещения или присоединения, для разрабатываемого словаря учету не подвергались.

Как видим, ситуация, когда в постсоветской России при регистрации актов гражданского состояния и выдаче паспортов перестали указывать национальность, не так уж уникальна. Она сродни той, которая существовала в 1920-е гг. И все же это заметно осложняет задачу для коллег-исследователей из соседнего государства при сборе фактического материала. Столкнулись с ней и мы, работая с документами 2005 и 2006 гг., т.к. все мы живем в сообщающихся мирах. Часть браков в Алматы регистрируется между гражданами Казахстана и России. При этом для россиян указывается только гражданство, в графе же «национальность» пишется слово жоқ – по-казахски «нет». То же самое – в свидетельствах о рождении детей от таких браков. Как поступать в этих случаях? Мы предварительно выбрали такое решение: если имя и отчества у родителя с указанием только на гражданство традиционно русские и если фамилия «узнается» как русская, то имя ребенка включается в нашу фактическую базу как имя уроженца из русской семьи. То есть действуем так, как при работе с актовыми записями 1920-х гг.

Одна из проблем при подготовке словаря, охватывающего обширный период времени, – отражение графики эпох. Общеизвестно, что написание многих русских имен после реформы графики 1918 г. изменилось. Следует ли автору словаря автоматически приводить старое написание в соответствие с новым? На наш взгляд, ответ на этот вопрос и выбор конкретного решения зависит от целей, преследуемых словарем. Если словарь носит больше популярный характер, основная задача которого показать, какие имена давались в среде русских в течение такого-то промежутка времени, то, очевидно, старые яти, ери и прочие «бывшие» будут излишни на его страницах. Но автор словаря может поставить перед собой и такую задачу, как показ варьирования имен в письменной речи в разные эпохи. В этом случае модернизация форм имен из метрических книг будет неприемлемой. В настоящее время мы склоняемся ко второму решению и решили показывать старые, дореволюционные написания, встретившиеся в использованных нами документах. Это, очевидно, повысит научную значимость словаря.



Сформировав корпус мужских личных имен, мы уже приступили к написанию словарных статей. И уже достигли буквы Х. В процессе работы отрабатывалась структура словарных статей. Она традиционно включает левую (поясняемое имя) и правую (поясняющий текст) части. Имя стоит в именительном падеже, кроме тех не очень частых случаев, когда имя в метрике записано в ином падеже – в родительном или дательном. Мы оставляем оригинальную форму, включив в поясняющий текст соответствующее уточнение. Графика имени в левой части в общем тождественная оригиналу. Исключение составляют лишь i и ижица. На наш взгляд наличие или отсутствие диакритических знаков над этими буквами не меняет тождества этих букв самим себе. Поэтому мы не делаем различий между ï, і, ι, как и между ижицей без диакритических знаков и с диакритическими знаками (две точки).

Работая над справочниками личных имен греков, немцев, корейцев, я по возможности учитывал и имена детей из национально-смешанных семей с участием представителей этих народов. Ведь эти имена являются потенциальным пополнением национальных именников. При работе над словарем личных имен русских имена детей из национально-смешанных семей исключались. В противном случае получился бы не словарь личных имен русских, а вообще словарь жителей Алматы, т.к. трудно назвать этнос Алматы, с представителями которого русские не заключали бы браки.

Одна из задач разрабатываемого словаря – показ связей включенных имен в пределах именника, иными словами – вариантных отношений. Это достигается прямым указанием на то, что та или иная форма имени является вариантом или производным другой формы имени. Как отмечалось выше, в процессе сбора материала мы различали между именами уроженцев города и именами лиц, которые таковыми могут не быть. К последним относятся имена родителей. Если имя отца или матери у охваченных исследованием уроженцев города не засвидетельствованы, то имя помечается звездочкой. После долгих раздумий автор решил включить в словник и уникальные, экзотические имена, реконструируемые из отчеств родителей. Колебания были вызваны прежде всего тем, что лица, от чьих имен были образованы отчества, никогда не могли проживать в городе Алматы, и даже не бывать в нем. Кроме того, по своей этнической принадлежности обладатели таких имен вообще могли быть не русскими. Придя к выводу, что разрабатываемый словарь в любом случае выходит за рамки чисто регионального словаря, было решено включить реконструированные из отчеств имена в корпус словника. Однако во всех случаях они заключены в квадратные скобки. Поэтому те, кто сомневается в правомерности рассмотрения этих имен в данном словаре, могут их легко проигнорировать.

К информации, приводимой в правой части статей, относится прежде всего указание на язык, в котором данное имя появилось, приведение нарицательного слова, от которого оно образовалось, и его перевода на русский язык. Этимологические справки обычно заимствуются из работ коллег-антропонимистов, приведенных в библиографическом указателе. Если этимологии одних и тех же имен у разных авторов различаются, то я старался привести все точки зрения. Однако в некоторых случаях я сталкивался с именами, не отраженными в используемой литературе. Поэтому иные толкования – результат моих собственных изысканий.

Практически во всех словарных статьях приводятся указания на функциональную нагрузку имен или их отдельных форм в процессах имянаречения, иными словами – частотность имени. При этом осуществляется и привязка к конкретным синхронным срезам. Таким образом, словарь позволит проследить историю каждого имени в городе Алматы за последние 150–160 лет. В принципе данные о частотности имен можно было бы отразить в отдельной таблице в приложении к основной части словаря. Однако потенциальным пользователям издания удобнее узнать данные о частотных характеристиках из самих словарных статей. К тому же представление таблицы из 16–17 столбцов могло бы оказаться трудно реализуемым с чисто технической точки зрения.




 
Пользовательского поиска
Яндекс цитирования Rambler's Top100


Copyright © Назаров Алоис

Владелец сайта не несет ответственности за достоверность рекламы сторонних рекламодателей


Hosted by uCoz